» » » «Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

рубрика: Истории людей, Материалы | 0 | Рейтинг:

«Если дети хотят жить только для себя, то тогда непонятно, зачем все это было, — лечить, кормить, учить, если самого главного не удалось передать»

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

Василий и Наталья Ялтанские

Ялтанские растили детей в 90-е, было сложно, они чувствовали себя первопроходцами многодетности и поэтому старались всегда открыто рассказывать о своей жизни. Наталья даже написала книгу «Все получится!» про жизнь в большой семье.

Что же помогает и что мешает детям и родителям быть счастливыми?

«Не могу понять мальчиков без помощи науки»

— Наташа, после шести девочек в вашей семье родилось трое сыновей. Как, по-вашему, мальчики и девочки — действительно разные планеты?

— Да, я была многодетной матерью, и мне уже казалось, что я знаю о воспитании всё, — до тех пор, пока после шести дочек у нас не родились мальчики. За книжки по психологии я взялась только с их появлением. Девочки были как-то понятнее. А мальчики творят порой такие вещи, которые я себе объяснить не могу без помощи науки. Еще прибавилось книжек и поубавилось уверенности.

Но четко провести грань и сказать, что девочки такие, а мальчики такие, я не могу. Есть, конечно, разница: у мальчиков, например, конфликты по-другому происходят, они бурно и сразу выясняют отношения, дерутся, прибегают мама с папой — раз, и все локализовано.

А девочки могут незаметно для окружающих конфликтовать годами, такой остроты в отношениях, как у мальчиков у них нет, внешне все хорошо, хотя, проблема есть.

И непонятно еще, что лучше — гнев сглаженный или гнев затаенный. Сглаженный конфликт, бывает, переходит в хроническую форму…

Мальчику – свободу, девочке — присмотр

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

Наталья Ялтанская: «Молодые люди могут очень странно, на наш взгляд, себя вести, оставаясь верующими при этом». На фото — младший Федя за чтением

— А какое для вас самое главное различие в воспитании мальчиков и девочек?

— В чем я совершенно уверена, у меня даже слоган такой есть: «Девочек надо беречь». В каком смысле? Да во всех.

Я думаю, что мальчик должен обязательно пройти через какие-то рискованные предприятия, что-то сделать сам, а девочке можно без этого обойтись. Мальчику надо обязательно давать поводы воспитывать самостоятельность, давать ему свободу, возможность преодолевать опасности, а девочку лучше оберегать.

Вот у меня мальчишки начинают осваивать дорогу до школы, она у нас далеко.

Мальчика я отпускаю на электричку, а девочку мне спокойнее и проще довезти на машине, и так возить до свадьбы.

Когда в подростковом возрасте начинаются встречи, вечеринки, мы очень стараемся знать, где и с кем наши дочери, и по возможности влиять на их присутствие в компаниях, которые нам не нравятся. Раньше, когда они хотели сделать что-то не то, они звонили папе, потому что папа мог упустить некоторые моменты (сейчас-то он более опытный). А мама может начать приставать с вопросами, потому что ей в голосе что-то не то послышалось.

Был момент, когда мы не разрешили старшей дочери жить отдельно. Она уже зарабатывала сама, и хотела снимать квартиру. Мне кажется, если для мальчика это нормально, то девочке лучше жить в семье до замужества.

Сначала мы девочку бережем, потом муж будет беречь. Нехорошо женщине, девушке быть одной. Трудно и страшно.

Меня многие люди пытались переубедить. Есть ведь такое положение в психологии: взрослеющий человек должен отделиться, чтобы мама не тяготела над ним.

У меня 4 взрослые дочери, двое замужем, трое внуков. Но я не считаю, что мои методы воспитания правильные, я даже не уверена, что у меня вообще есть методы.

Мне интересен опыт святых – я все хочу найти в житиях святых, жизнеописаниях современных нам подвижников, как они воспитывали детей? Такого живого опыта не хватает очень.

В чем может быть полный провал

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

Наталья Ялтанская: «Внутренняя жизнь семьи сокровенна и никому не известна, как и Божий план на каждого человека. Но я не сразу это поняла». На фото: отец и средний сын Жорж

Для меня важнее не то, как правильно воспитывать девочек или мальчиков, а как их воспитать христианами?

Вот с младенцами все понятно, что делать – накормить, одеть, вылечить. А когда они взрослеют, вопросы становятся другие.

И в какой-то момент ты понимаешь, что если твои дети не станут христианами, то это провал.

И если они хотят жить только для себя, то тогда непонятно, зачем все это было, — лечить, кормить, учить, на что ушла и уходит твоя жизнь? Ты же думала, что служишь Богу, растя и воспитывая детей.

Но дело вот в чем. Как ты не старайся, все равно без призыва Божия человек христианином не станет. А христианство — оно разное. Есть внешнее благочестие. Оно, по сути, есть фарисейство, если не наполнено внутренним содержанием, благодатию Божией. Нам хочется, чтобы это внешнее у наших детей было примерно как у нас.

Это не только наше заблуждение. Многие светские родители подобным грешат. Но благочестие может очень по-разному выражаться, и Дух дышит, где хочет.

Молодые люди могут очень странно, на наш взгляд, себя вести, оставаясь верующими при этом.

А внутренняя жизнь семьи сокровенна и никому не известна, как и Божий план на каждого человека. Я не сразу это поняла.

Когда младшие подросли, появилась возможность уехать, помолиться, подумать, поговорить с более духовно опытными людьми. И я ездила, задавала вопросы. Каждый раз что-то понимаешь новое и опять меняешь свою жизнь. Это самое главное – спасаться самому, а дети подтянутся.

Воспитать христианина… Кто из нас это может сделать? Если бы был готовый рецепт, все бы давно им воспользовались бы. Я так понимаю, что мы можем только молиться. Но в этом «только» очень много.

Дочери на выданье

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

Света, Аня, Валентина, Маша (старшая) и Серафима

— А вы как-то готовили дочерей к замужеству? 

— Можно ли и нужно ли готовить к браку – я не знаю. А может, человек в монастырь захочет? Или посвятит себя полностью какому-то другому делу – станет врачом, учителем?

Мы не настраиваем девочек так, что главное — найти хорошего мужа. Всякое может в жизни случиться. Лучше остаться в девстве, чем за нехорошего человека выйти.

Вот ты настроил девочку на то, что семья — это самое главное, а принца нет. И что тогда?

Мне кажется, можно и должно подготовить к тому, чтобы человек жил по воле Божией и искал ее. Причем, мальчик это или девочка, неважно. Воля Божия — это то, что не пропустишь и от чего не уйдешь. Я этому и сама учусь и пытаюсь передать.

Я им стараюсь объяснить, что Господь не оставит человека в неведении – это же не так, что Он что-то приготовил, в ящик спрятал, а ты пойди догадайся. Нет, волю Божию видно.

По каким-то шагам, и это бывает удивительно.

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

Детям — воспитание, внукам — игра!

Моя старшая дочка долго о замужестве не думала. Думала о профессии, о становлении. А потом как-то быстро сложилась семья, и я диву даюсь, насколько это гармоничная пара.

А вторая дочка долго собиралась замуж за одного человека, а вышла за другого. Все сложилось совершенно не так, как мы с отцом это себе представляли. Нам казалось, что этот брак не может состояться. Но он состоялся, и у нас с зятем прекрасные отношения. Так бывает, что первое впечатление ошибочное, и второе ошибочное, и Бог приготовил нам что-то совершенно другое. Родители тоже люди, тоже часто действуем эмоционально.

Тут надо понимать, что вполне возможно, твой избранник будет другой, не такой, как мама видит.

А уж найти такого, какого папа видит подходящим для своей дочери, совсем, наверное, нереально. Стоит подождать, чтобы понять твое это, или нет. Если брак Господь благословляет на небесах, то ты это увидишь. Может, это не будет твой идеал, но ты поймешь, что это твоя половина. Я вот в это свято верю.

«Оба моих зятя — из невоцерковленных семей»

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

Папа, мама и 8 детей. Портреты Ялтанских, выполненные старшей дочерью Марией. Висят на холодильнике, потому что — магниты. Такой подарок семье Маша сделала на первое Рождество без нее, когда она замуж вышла

Мы когда-то думали, что раз мы крестились взрослыми, начинали с нуля, то у наших  детей, воспитанных в церкви, все будет по-другому. Они пойдут дальше, будут более духовными, выйдут замуж за таких же верующих, а их дети будут еще духовнее. А оба мои зятя из семей практически невоцерковленных.

И сложились хорошие семьи, растут дети, их носят в храм.  Все получилось не так, как мы себе представляли, — не ввысь, а вширь.

И оказалось, что совсем необязательно, если жених окажется нецерковный, то это какой-то регресс.

Опять же вернусь к житиям, — преподобная Нонна, мать Григория Богослова, она вообще вышла замуж за человека неверующего, хотя сама была христианкой, но как сказано в житии «он был человек порядочный», а потом он стал пресвитером, а их дети святыми.

В общем, я считаю, что расчетливо выбрать будущего супруга по каким-то достоинствам невозможно. Хотя папа наш говорит: «Смотри, смотри, обращай внимание на то и на то. Тебе с ним в вечность идти».

— Но неужели и в бытовом плане вы тоже ничему не учили дочерей? А как же — готовить, шить, быть хорошей хозяйкой? Девочки из многодетной семьи, наверное, всё на свете должны уметь?

—  Мы растили старших детей, как на передовой. Действительно, на многодетную семью в те годы смотрели часто недоброжелательно, и было много предсказаний со стороны окружающих: «У вас ничего не получится».

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

Родители, дети, внуки. Ялтанские не в полном сборе — собрать всех оказалось невозможно — все ужасно заняты! На фото: Саша (старший сын), Аня, Серафима, (родители Наталья и Василий), Валентина с сыном Тимофеем на руках, Федя с Серафимом (старшим сыном Валентины), на коленях Маша с сыном Эммануилом, Жорик (средний сын)

Про старших нам сразу говорили: «Ну, это у вас няньки будут». И мы очень старались, чтобы они были не няньки.

Был в этом элемент тщеславия, и, наверное, сохраняется. Нам надо было показать, что мы не только выживем и вырастим детей, но что нашим детям будет хорошо, что они будут счастливы. И в светском обществе не будут изгоями. Моя старшая дочка, — она кто угодно, но она не нянька. Мы с ней много занимались, и вообще обычно со старшим ребенком носишься как с писаной торбой.

Наша старшая — художник. Но умеет ли она сейчас готовить, я не знаю.

Когда мы выдавали ее замуж, у нее навыки были достаточно рудиментарные. Да я и сама не могу похвастаться, что умею печь 20 видов пирогов. Дети учатся, мы оба работаем с отцом (я веду физматкружок в школе, отец программист). Горячий обед и чистый дом – это для меня тот минимум, в который надо вкладываться. Но у нас все просто в быту, две скороварки, мультиварка, техника очень облегчают жизнь.

А девочки из большой семьи не пропадут! Бытовое поле огромно – все успеешь попробовать: и варенье варить, и шить, и детей растить, конечно. Старшая дочка, оказавшись в роддоме, учила молодых мамочек пеленать и ухаживать за новорожденными. Мы няньку из нее не делали, но опыт все равно огромный, по сравнению со сверстницами из однодетных семей. Также и с едой. Щи только меньше ведра не получаются никак.

Как у многодетных с дисциплиной

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

— В вашей книге есть такая фраза: мама остается дома одна, дети в школе, а ей надо сварить кастрюлю супа и заправить 10 постелей. Неужели в многодетной семье дети могут постели не заправлять? Мне всегда казалось, что у многодетных очень строго с дисциплиной.

— Книга была написана несколько лет назад, и с тех пор нас есть продвижение в лучшую сторону, но оно почему-то тяжело дается. Вот сегодня, например, все заправлено. А так, да, бывало, что не заправляли, я сама. И на это огромное количество времени уходит, практически вся жизнь  – сварить обед, заправить постели, вытереть носы. Благородное дело, называется — воспитание детей.

— А вы не говорите им: «Ты же будущая хозяйка, тебя замуж не возьмут, если кровать не будешь заправлять?».

— Нет, я на такие вещи не давлю, я боюсь. Банально звучит, но контакт с ребенком — самое главное. А в таких словах виден троллинг простецкий со стороны мамы, и это обидно. Зачем говорить ребенку вещи, которые заведомо неприятны? Из-за этой постели, которую убрать две минуты, портить отношения?

Когда слова отца важней

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

«Если брак Господь благословляет на небесах, то ты это увидишь. Может, это не будет твой идеал, но ты поймешь, что это твоя половина»

— Вы сказали, что дочка переживала, что не сможет выйти замуж. А как вы ее успокаивали?

— У девочек действительно бывает такой страх, и они могут спешить побыстрее выскочить замуж, вдруг потом никто не возьмет. И тут неправильное поведение родителей может сыграть недобрую роль.

Мы, например, вели такие разговоры, что сложно найти верующего жениха, а за неверующего выходить нельзя. Я поздно обратила внимание на то, что такие мысли неполезны. У Бога всего много.

А девочкам нужно почаще говорить комплименты, формировать чувство собственного достоинства.

Говорить о том, что она красивая, например, хорошо поет, у нее красивый голос, чем она может нравиться. И важно, чтобы папа это говорил. Так же папа может говорить и о том, что не нравится.

Одно дело, если я скажу: «Тебе это не идет», другое дело, если отец: «Я бы на такое и не посмотрел». Странно, но ему прощают такие вещи.

Конечно, чтобы не было страхов перед противоположным полом, хорошо, когда есть возможность общаться мальчикам и девочкам, молодежные клубы, среда. У старшей дочки не было опыта общения с мальчишками. Художественная гимнастика, художественная школа, там тоже одни девчонки.

И если девочка выбирает вуз как среду обитания, и не хочет учиться на женском факультете, это совершенно нормально, я считаю.

Четвертая моя дочка вообще в военной группе в мединституте учится.

«Беда православных — в какой-то сухости, в нас мало жизни»

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

«Мы, например, вели такие разговоры, что сложно найти верующего жениха, а за неверующего выходить нельзя. Я поздно обратила внимание на то, что такие мысли неполезны»

— А как вы говорили дочерям про целомудрие, про то, что надо хранить себя до брака? Весь мир сейчас живет по-другому, и когда выросшие дети из церковных семей с этим сталкиваются, например, в светском вузе, тяжело им приходится.

— Да, сейчас многие женятся «по залету», и в православной среде это не редкость уже, и венчание ни от чего не удерживает.

Но отсутствие целомудрия – это часть общей проблемы. А общая проблема нашей церковной жизни – в засушивании веры.

В этом наша беда, в какой-то сухости, в нас мало жизни, любви. Мы любовь выдавливаем из себя как кровь из пальца для анализов, по капле, с большим трудом.

Сейчас растет новое поколение детей из воцерковленных семей, они учатся в православных гимназиях (и мои младшие тоже).

И именно в православных школах дети часто теряют веру. Когда им преподносится все готовое, разжеванное, они могут и не взять. А молодежи нужно преодоление. И к целомудрию это тоже относится.

А потом приходит подростковый возраст, когда человек пытается отделиться от родителей. И если мы отделялись во время нашего воцерковления, то современные дети отделяются, часто отметая все, что с церковью связано. Им нужно найти дорогу, на которой не будет ничего родительского, потому что она – своя.

У нас это в небольшой степени было. Но я видела семьи, глубоко церковные, где подрастающие дети категорически отталкиваются от всего, что им давали родители.

Поэтому пережать тут очень опасно. Если они заподозрят в нас неискренность, косность (мы же сами часто иногда многие вещи делаем по привычке, а не потому, что мы глубоко чувствуем и глубоко веруем), то все, что мы в них закладывали, может быть в какой-то момент сметено в помойку. Но, может быть, потом они это из помойки достанут.

«Мы любовь выдавливаем из себя, как кровь для анализа»

Коты и в многодетной семье остаются любимчиками. На фото Василий Александрович с Рыськой

— Может быть, тогда принципиально не надо отдавать детей в православные школы?

— Тот мир, который сейчас вокруг нас, он стал гораздо более агрессивным, чем 10 лет назад. Как наш батюшка говорит: «Прежде чем попасть в мир, дети должны окрепнуть». Православная школа, со всеми ее минусами, служит такой оградой, в которой ребенок возрастает до встречи с миром.

А недостаток Церкви и любви, в идеале, мы должны восполнить за счет семьи. Любовь — именно то, что должна дать семья.

Поэтому иногда бывает важнее отложить все дела, бесконечное наведение порядка и приготовление обеда и просто посидеть и попить с ребенком чая. Хотя, если остальные обед  не получат, то это тоже недостаток любви, поэтому баланс надо соблюдать.

— А для себя вы как-то представляете, как быть верующим, но при этом живым, не сухим?

— Я не знаю, как сохранить живость. Мы четверть века в Церкви. Мы перечитываем «Пасху красную» с детьми и рыдаем. Потому что все это было, и эта детскость и пламенность веры нам знакома тоже.

А сейчас все соблюдено: посты и правила молитвенные, и много храмов открыто, молись – не хочу. И выть хочется от этого «не хочу».

И научил бы кто, что делать. Понуждать себя к молитве, наверное.  А Господь не оставит, так как оставляем мы Его.

Фото: Павел Смертин

Милосердие.ru

Поделитесь с друзьями!
Для комментирования заполните поля формы ниже или авторизуйтесь с помощью социальных сетей:
 

Отправить ответ

avatar