» » » Юлия Пересильд: «Привлекая звездных послов в фонд, я делаю ставку на творчество»

Юлия Пересильд: «Привлекая звездных послов в фонд, я делаю ставку на творчество»

рубрика: Истории людей, Материалы | 0 | Рейтинг:

Актриса и учредитель фонда «Галчонок» — о том, как сочетать искусство и благотворительность и чем НКО могут мотивировать вступить в свою команду амбассадоров-знаменитостей

Юлия Пересильд: «Привлекая звездных послов в фонд, я делаю ставку на творчество»

Юлия Пересильд. Фото: Софья Романова

Актриса Юлия Пересильд начала сотрудничать с фондом «Галчонок» семь лет назад. Сначала – в статусе попечителя и медийного лица, затем вошла в состав учредителей фонда. Ее «крестной мамой» в благотворительности стала Чулпан Хаматова: коллега по актерскому цеху рассказала Пересильд, что «Галчонок» ищет поддержку среди знаменитостей. Так началось погружение Юлии в тему помощи детей с ДЦП и аутизмом.

В фонде Юлия Пересильд не просто «работает звездой». Да, поставленный ею для «Галчонка» благотворительный спектакль «Стиховаренье» идет с неизменным успехом и помогает привлекать в фонд средства. Да, соглашаясь на интервью, в качестве обязательного условия она ставит упоминания фонда. Но, кроме того, Юлия дотошно вникает во все сложности, изучает нюансы, напрямую общается с подопечными и их родителями, совершенствует свои знания.

Мы решили поговорить не с актрисой Пересильд, а с Пересильд-организатором, управленцем, менеджером. И узнать, что она успела понять о том, как устроен благотворительный фонд, за годы сотрудничества с «Галчонком».

«Это еще одна работа – большая и тяжелая»

Юлия Пересильд: «Привлекая звездных послов в фонд, я делаю ставку на творчество»

—  Что поменялось в ваших обязанностях, насколько возрос уровень ответственности в качестве учредителя?

— Сначала я думала, что в целом ничего не поменяется. Но прошел почти год, и теперь я могу сказать: поменялось очень многое. Конечно, и в попечительском совете я все равно делала по максимуму то, что от меня зависело. И – с удовольствием, мне хочется это подчеркнуть. Но став учредителем, я могу принимать более глобальные решения. Например, берем ли мы под свое попечение еще детей, или сосредотачиваемся на помощи тем, кто у нас уже есть. С кем мы сотрудничаем, кто у нас работает. Как мы взаимодействуем с нашими детьми и их семьями.  Я теперь точнее понимаю, что мы делаем, а от чего пора отказываться. В роли попечителя не так глубоко во всем разбиралась.

Как учредитель я участвую в определении стратегии фонда, в формировании команды. Многие задачи, конечно, у нас берет на себя президент фонда Елизавета Муравкина, а я пока только учусь. Но уже осознаю, что это перестает быть «нежным хобби», которому я отдавала сердце и душу. «Галчонок» превратился для меня в еще одну работу – большую, тяжелую, в которой я, в отличие от своей актерской профессии, пока не чувствую себя на сто процентов уверенной.

— Есть ли документ, который регламентирует отношения между вами и фондом? На ваш взгляд, облегчает ли такой документ совместную работу?

— Да, такой документ существует. Мы со вторым учредителем, инвестиционным банкиром Екатериной Ахановой, и президентом фонда Елизаветой Муравкиной распределили обязанности, и теперь каждый отвечает за свой фронт работ. Стало понятно, что и с кого можно спросить. Формально мне не важно, что есть документы, регламентирующие наши отношения. Важнее, что я тоже могу принимать стратегические решения в фонде — куда мы движемся, чем занимаемся.

Юлия Пересильд: «Привлекая звездных послов в фонд, я делаю ставку на творчество»

Если бы меня еще два года назад спросили, облегчают ли документы совместную работу, да и вообще любую работу, я бы рассмеялась в ответ: какие-такие документы? Сейчас я, конечно, уже так не скажу – плотно занимаюсь бумагами, научилась разбираться в них. Структура благотворительного фонда должна быть с безупречно чистой, прозрачной документацией. И это не только о деньгах. Мы должны получать обратную связь от наших родителей, волонтеров, сотрудников и всех-всех, к кому мы в принципе имеем отношение.

Хотя, должна сказать, никакие документы не могут сравниться с договоренностями со своим сердцем. В какое бы отчаяние от сложностей я порой ни впадала, все равно не могу оставить фонд – не потому, что есть контракт, а по совести. Я уже не разделяю нас, «Галчонок» — часть меня, мы одно целое. Мне бы хотелось верить — навсегда.

— Каким критериям, на ваш взгляд, должен соответствовать фонд, чьим амбассадором стоит стать?

— Интересно, ваш вопрос как раз совпал с тем, что именно сейчас прорабатываются и критерии нашего фонда. От некоторых мы отказываемся, другие, наоборот, появляются.

Я думаю, главный критерий – системная работа. В самом начале сотрудничества я, как публичная личность, обращала внимание журналистов на то, что в интервью говорю о фонде «Галчонок» и о проблемах особых детей, в том числе и в гламурных изданиях, которые читают люди, быть может, не знающие о нас. Но это лишь первый план.

Теперь свою роль я вижу немного по-другому. Хочется не просто рассказывать и информировать, хочется все-таки сформировать систему помощи нашим детям с ДЦП. Мы в «Галчонке» решили сосредоточиться на программах, которые меняют отношение общества к образовательной и социальной инклюзии. Их пока мало, и здесь мы можем быть полезны. Пришло время, когда необходимо думать о более масштабных вещах. Например о том, что помощь нашим детям – это не только медицинская реабилитация. Ведь им, помимо лечения, вообще-то еще необходима жизнь, детство, контакты, образование, любовь, дружба. Так что наша цель на сегодня — в выборе курса, в понимании, куда мы поплывем и зачем. И я очень рада, что к нам присоединились специалисты, такие как Екатерина Клочкова, с которыми мне очень интересно, и любопытно их видение проблемы.

Кроме того, сейчас мы завершаем формирование попечительского совета, в который в том числе войдут представители бизнеса. Надеюсь, что им также можно будет делегировать часть задач, и это принесет полезные плоды.

«Репутация важна и для фонда, и для меня самой»

Юлия Пересильд: «Привлекая звездных послов в фонд, я делаю ставку на творчество»

— Одна из уважаемых экспертов в некоммерческом секторе, президент благотворительного фонда «Линия жизни» Фаина Захарова говорит, что привлекать внимание общества к проблеме с помощью известных людей – эффективная стратегия, но она таит в себе и больше репутационных рисков. Что вы думаете об этом?

— Безупречная репутация значима не только для благотворительного фонда, но и для меня самой. И если вы спросите, что самое дорогое у меня есть, я отвечу: мое имя. Его я заработала сама, заработала честно – своей профессией, ролями, фильмами, спектаклями. И больше-то у меня ничего нет – ни фантастических богатств, ни тайных ресурсов.

Если говорить о сомнительных творческих проектах, то тут каждый понимает по-своему, что это такое. Участвовать ли в оппозиционных проектах? Соглашаться ли на «дешевые» проекты, в которых актеры – такое случается – зарабатывают деньги? И то и другое требует серьезного раздумья. Полжизни порой проходит в размышлении: а надо ли? Но потом ты все равно принимаешь решение.

Скажу только: не спешите судить! На ошибку имеет право каждый. И, наверное, я тоже ошибалась и могу ошибаться еще в будущем, все мы люди. Но в целом, участвуя в любом проекте, где значится мое имя, я думаю и о репутации фонда, и, конечно, о своей репутации.

«Стараюсь не использовать просто так громкие имена»

Юлия Пересильд: «Привлекая звездных послов в фонд, я делаю ставку на творчество»

— Когда вам, как учредителю, надо привлечь к работе звезду, как вы действуете?

— У меня нет никаких схем – все строится исключительно на личных договоренностях.  Честно скажу, не люблю слово «звезда», противное оно какое-то. Предпочитаю говорить о сотрудничестве с талантливыми людьми, которые пользуются любовью зрителей. Когда я договариваюсь о таком сотрудничестве, обязательно рассказываю, что мы делаем, почему мы это делаем, сколько денег мы собираем и что нам это дает.

Но есть и второй важнейший аспект – творческая заинтересованность. Тут я делаю большие ставки, потому что считаю, что привлекать крупных творческих личностей – несмотря на то, что это благотворительность – надо именно за счет интереса, чтобы они не отбывали повинность – знаете, как этакую военную обязанность — а творили. В этом смысле наш проект «Стиховаренье» — отличный пример творческой вовлеченности.

— Что говорят коллеги-артисты, когда узнают о вашей работе, какие отзывы вам запомнились?

— Это, пожалуй, мое хвастовство, моя радость, моя гордость… Практически всегда, когда я звоню своим друзьям — актерам, музыкантам, певцам – с просьбой поддержать «Галчонок», если они могут – приходят. Только и здесь есть очень важное обстоятельство. Прежде чем я наберу чей-то номер телефона, у нашей команды уйдут ночи, дни, часы на то, чтобы понять, обосновать, почему именно этот человек должен быть сегодня с нами. Я стараюсь не использовать просто так громкие имена. Если я понимаю, что сегодня нам нужен именно этот человек, и без него мы не сможем – значит, мы его зовем. А просто так для пиара стараюсь своих коллег и друзей не беспокоить, потому что знаю, что это такое – найти день в своем графике, подарив его благотворительности.

Если вас интересует благотворительность, вы хотите разбираться в новых технологиях, читать экспертные интервью с яркими фигурами в мире НКО и помогать с умом — подписывайтесь на секторную рассылку Милосердие.ru. Чем больше мы знаем, тем лучше помогаем!

«Я несу ответственность за команду»

Юлия Пересильд: «Привлекая звездных послов в фонд, я делаю ставку на творчество»

— Ни одни отношения не обходятся без конфликтов. Какой самый напряженный момент случился в ваших отношениях с «Галчонком», и какие уроки вы из него для себя извлекли?

— Острые моменты случаются каждую неделю. Я настроена реалистично и думаю, что самый сложный момент у нас еще впереди.

Всегда больно терять сотрудников. Хотя потом ты понимаешь, что это тоже своеобразный естественный отбор, в итоге остаются по-настоящему твои люди. Но мне все равно больно, потому что для меня команда – это опора.

Я не говорю коллегам каждый день, как сильно их люблю – порой просто физически не успеваешь это сделать. Но за людей, которые становятся частью нашей команды, я чувствую огромную ответственность, и в профессиональном, и в личном смысле тоже. Поэтому больно, когда кто-то уходит, и очень радостно, когда появляется «свой».

— Сколько времени занимает работа для фонда? К чему надо быть готовым амбассадору?

— Человек, который соглашается участвовать в работе фонда, должен понимать, что это все равно 24/7 параллельно с твоей основной деятельностью. В актерской профессии невозможно планировать четкий график и обещать фонду: «Я вам уделю ровно полдня». Одни вопросы обсуждаются ночью, другие – на протяжении дня. На одной неделе я могу прийти в офис «Галчонка» один раз часов на 7-8, а на другой — прихожу каждый день. Нет правил, стоит только учитывать, что времени тратится гигантское количество. Это я говорю всем тем, кто только собирается в благотворительность: имейте в виду, фонд станет еще одной территорией вашей жизни.

Юлия Пересильд: «Привлекая звездных послов в фонд, я делаю ставку на творчество»

— Когда любишь кого-то или что-то – страшно потерять. Что боитесь потерять вы?

— Помню, как Чулпан Хаматова предложила мне стать амбасадором фонда: я уже интересовалась сферой благотворительности, мне хотелось применить свою «популярность» — именно так, в кавычках, потому что я очень спокойно к ней отношусь – к чему-то реально нужному, приносить своим именем пользу. Когда мы с Ольгой Журавской (основатель и бывший президент фонда «Галчонок» — прим ред) встречались первый раз, мы не говорили ни о чем конкретном. Просто хотелось начать менять мир. Мир для наших особенных детей. И этим я, безусловно, очень дорожу. За семь лет произошло много всего – и хорошего, и плохого, хотя я не люблю фиксироваться на негативе. Хорошего все же больше.

Я бы не хотела потерять свою любовь и желание заниматься благотворительностью. Огромное количество проблем, которые на тебя порой наваливаются, конечно, вызывают разные чувства. Спасает одно: ты успокаиваешься, выдыхаешь и говоришь себе: все равно я очень люблю то, что делаю! Мне хочется дойти до сути, если это вообще возможно, до правды, до результативной помощи. Я не хочу потерять это стремление ни в коем случае.

Юлия Пересильд: «Привлекая звездных послов в фонд, я делаю ставку на творчество»

Юлия Пересильд родилась в 1984 году в Пскове.  В 2006 году окончила актёрское отделение режиссёрского факультета Российской академии театрального искусства (РАТИ-ГИТИС), актёрская мастерская О. Л. Кудряшова. Заслуженная артистка РФ. Лауреат премии Президента РФ. Ведущая актриса Московского драматического театра на Малой Бронной.

В 2012 году по приглашению Чулпан Хаматовой вошла в Попечительский совет благотворительного фонда «Галчонок», в 2018 году – в состав его учредителей. Фонд оказывает помощь детям с органическими поражениями центральной нервной системы: паллиативным детям, детям-сиротам и детям из малообеспеченных семей. Среди проектов Фонда — благотворительный спектакль «СтихоВаренье», семейный инклюзивный благотворительный фестиваль «Галафест», театральный проект «Люди и птицы», благотворительный забег «Патрики Бегут», информационный Youtube-канал ДЦП-Инфо (в сотрудничестве с АНО «Физическая реабилитация») и многие другие.

Фото предоставлены Пресс-службой фонда Галчонок

Поддержите «Галчонок» на сайте фонда!

Милосердие.ru

Поделитесь с друзьями!
Для комментирования заполните поля формы ниже или авторизуйтесь с помощью социальных сетей:
 

Отправить ответ

avatar